МСФО Казахстан 2018

Стандартизация, происходящая в настоящее время в различных сферах профессиональной деятельности, рассматривается автором как атрибут современного развития рыночной экономики с присущей ей конкуренцией, борьбой за доверие потребителей. Проблема качества актуальна для всех стран независимо от зрелости их рыночной экономики. Кроме того, международное сотрудничество в любой сфере требует гармонизации существующих национальных норм и правил с международными.
Основные определения
В статье 2 Федерального закона «О техническом регулировании» дается определение понятия стандартизации как деятельности «по установлению правил и характеристик в целях их добровольного многократного использования, направленная на достижение упорядоченности в сферах производства и обращения продукции и повышения конкурентоспособности продукции, работ, услуг» . Основными результатами деятельности по стандартизации должны быть: повышение степени соответствия продукта/услуг/процессов их функциональному назначению, устранение технических барьеров в международном товарообмене, содействие научно-техническому прогрессу и сотрудничество в различных областях.
Стандартизация осуществляется на разных уровнях: международном, региональном (например, в рамках Евросоюза), национальном и административно-территориальном. Объектом стандартизации могут быть продукция, услуги и процессы, имеющие перспективу многократного воспроизведения и/или использования. Аспект стандартизации – это направление стандартизации выбранного объекта стандартизации, характеризующее определенное свойство (или группу свойств) данного объекта. Так, аспектами стандартизации конкретной продукции являются термины и определения, условные обозначения и сокращения, классификация, требования к главным параметрам и/или размерам, требования к основным показателям уровня качества и т.п.
В дальнейшем под стандартом мы будем понимать нормативный документ, разработанный на основе соглашения большинства заинтересованных сторон и утвержденный признанным органом, в котором устанавливаются общие принципы, характеристики, требования и методы, касающиеся определенных объектов стандартизации, направленных на упорядочение и оптимизацию работы в определенной области. Виды стандартов определяются в соответствии с уровнем проводимой стандартизации, т.е. выделяют стандарты международные (и международные региональные), государственные (и государственные региональные), отраслевые стандарты и стандарты общественных объединений (научно-технических обществ), корпоративные стандарты и стандарты предприятий. Существуют также стандарты на новые виды продукции и услуг.
Международная стандартизация
Проблемами стандартизации на международном уровне занимаются три организации: Международная организация по стандартизации – ИСО (ISO), Международная электротехническая комиссия – МЭК (IEC), Международный союз электросвязи – МСЭ (ITU). Продукты их деятельности – международные стандарты, рекомендации, технические отчеты и другая научно-техническая продукция. ISO – самая крупная и авторитетная организацией из вышеназванных, основная цель которой сформулирована в ее Уставе: «…Содействие развитию стандартизации в мировом масштабе для обеспечения международного товарообмена и взаимопомощи, а также для расширения сотрудничества в областях интеллектуальной, научной, технической и экономической деятельности».

Основное назначение международных стандартов – это создание на международном уровне единой методической основы для разработки новых (и совершенствование действующих) систем качества и их сертификации. Стандарты ISO, аккумулирующие передовой научно-технический опыт многих стран, нацелены на обеспечение единства требований к продукции, являющейся предметом международного товарообмена (включая вопросы взаимозаменяемости комплектующих изделий, единых методов испытаний и оценки качества изделий). Пользователи международных стандартов ISO – промышленные и деловые круги, правительственные и неправительственные организации, потребители и общество в целом. По своему содержанию стандарты ISO отличаются тем, что лишь около 20% из них включают требования к конкретной продукции. Основная же масса нормативных документов касается требований безопасности, взаимозаменяемости, технической совместимости, методов испытаний продукции, а также других общих и методических вопросов.
В соответствии с международными стандартами по системам контроля качества продукции (ISO 9000) в настоящий момент сертифицировано более 70 000 предприятий и компаний по всему миру. Появление в конце 1996 года ISO 14000 – серии международных стандартов систем экологического менеджмента (EMS) – называют одной из наиболее значительных международных природоохранных инициатив. Центральным документом стандарта считается ISO 14001 – «Спецификации и руководство по использованию систем экологического менеджмента». Именно соответствие стандарту ISO 14001 и является предметом формальной сертификации. В отличие от остальных документов, все его требования являются «аудируемыми», т.е. предполагается, что соответствие или несоответствие им конкретной организации может быть установлено с высокой степенью определенности.
Международные стандарты ISO не имеют статуса обязательных для всех стран-участниц. Любая страна мира вправе применять или не применять их. Решение вопроса о применении международного стандарта ISO связано в основном со степенью участия страны в международном разделении труда и состоянием ее внешней торговли. Однако, хотя международные стандарты разрабатываются на основе консенсуса и добровольного признания заложенных в них требований, на практике соответствие им продукции, по существу, обязательно, так как является критерием конкурентоспособности и допуска на международный рынок. Характерно, что ЕС объявил недавно о своем намерении допускать на рынок стран Содружества только ISO-сертифицированные компании.
При этом в отличие от продукции, на данный момент все еще остаются не проработанными даже на международном уровне (в рамках деятельности ISO) нормативно-технические документы для таких видов объектов стандартизации как процессы (работы) и услуги, к которым может быть отнесена и оценочная деятельность.
Государственная система стандартов в России
Государственное управление стандартизацией в России, включая координацию деятельности государственных органов управления и органов исполнительной власти на местах, осуществляет Госстандарт России, который формирует и реализует государственную политику в области стандартизации, осуществляет государственный контроль и надзор за соблюдением обязательных требований государственных стандартов, участвует в работах по международной (региональной) стандартизации. Законы РФ «О защите прав потребителей», «О стандартизации», «О сертификации продукции и услуг», «Об обеспечении единства средств измерений» представляют собой необходимую правовую базу проведения процессов стандартизации в России.
В настоящее время сформировалась государственная система Стандартизации Российской Федерации (ГСС), которая регламентирует процессы построения, изложения и распространения стандартов в Российской Федерации. ГСС включает 5 разновидностей основополагающих стандартов: государственные стандарты России (ГОСТ), отраслевые стандарты (ОСТ), стандарты научно-технических и инженерных объединений, технические условия (ТУ) и стандарты предприятий.
Отраслевые стандарты разрабатываются на продукцию при отсутствии государственных стандартов России или в случае необходимости установления требований, которые превышают или дополняют требования государственных стандартов. Обязательные требования отраслевых стандартов подлежат безусловному исполнению предприятиями, их объединениями и организациями, которые входят в сферу управления органа, который их утвердил. Федеральные стандарты оценки (ФСО) в развитой системе стандартизации могли бы носить характер отраслевых стандартов.
Стандарты научно-технических и инженерных объединений разрабатываются в случае необходимости расширения результатов фундаментальных исследований в сфере профессиональных интересов. Эти стандарты могут использоваться на основе добровольной договоренности. Стандарты и правила оценочной деятельности, обязанность в разработке которых определена Федеральным законом (ФЗ-157) за саморегулируемыми организациями оценщиков (СРО), по своему смыслу и содержанию должны относиться к стандартам профессиональных общественных объединений, каковыми и являются СРО.
Технические условия и стандарты предприятий содержат требования, которые регулируют отношения между поставщиком (разработчиком, производителем) и потребителем (заказчиком) продукции. Это – также уровень стандартов СРО и частично корпоративных стандартов деятельности оценочных фирм.
Разработка подобной системы стандартов оценки позволила бы обеспечить единый подход к формированию условий и требований к качеству проведения оценки собственности в России.
В Российской системе стандартизации принят следующий порядок применения международных стандартов:
• прямое применение международного стандарта без включения дополнительных требований;
• использование аутентичного текста международного стандарта с дополнительными требованиями, отражающими потребности народного хозяйства.
Действительно, международная стандартизация позволяет сэкономить время и средства, необходимые для разработки национальных стандартов, и таким образом развитие международной стандартизации предопределяет развитие стандартизации национальной. К сожалению, этого нельзя сказать о Международных стандартах оценки (МСО), которые, несмотря на свое название, не являются продукцией ISO, не соответствуют уровню стандартов ISO и требуют, по мнению автора, коренной переработки. Это вовсе не безупречный документ, которому должно следовать, поскольку уровень качества аутентичного перевода МСО (наличие огромного количества стилистических и логических недочетов), конфликт с нормативной базой РФ в части определений ряда правовых понятий и не вполне адекватное отражение теории оценки, – все это выводит данный документ за рамки его приемлемости для целей стандартизации. Это делает невозможным и следование установленному порядку применения международных стандартов в России в отношении МСО.
Именно поэтому, видимо, изначальное решение о «разработке ФСО на основе МСО» заменено чиновниками Минэкономразвития РФ в тексте нескольких принятых Федеральных стандартов на уклончивую формулировку «с учетом международных стандартов оценки», не акцентирующую внимание на том, о каких конкретно международных стандартах идет речь.
С другой стороны, трудно упрекать разработчиков ФСО в том, что они не следовали закону «О стандартизации» (ФЗ-211) в рамках действующей Государственной системы стандартизации РФ с ее документами, – ГОСТ Р 1.2–92 ГСС «Порядок разработки государственных стандартов», ГОСТ Р 1.5–92 ГСС «Общие требования к построению, изложению и содержанию стандартов» и ГОСТ 1.5–2001 «Общие требования к построению, изложению, оформлению, содержанию и обозначению», – которые относятся к стандартизации продукции. Как уже отмечалось выше, если по вопросам стандартизации продукции проделана немалая работа, то вопросы стандартизации работ и услуг остаются непроработанными, что и создает определенные объективные трудности при подготовке федеральных стандартов оценки.
Таким образом, объективная неподготовленность почвы на международном уровне (стандартизации) создает ощущение ситуации, когда «телега бежит впереди лошади», а необходимость скорейшего принятия ФСО, связанная с переходом к саморегулированию по условиям вступления России в ВТО, оставляет впечатление некоторой нервозности и «блуждания в потемках» при их разработке. В значительной степени именно поэтому процесс их разработки был таким мучительным и продолжительным. Проекты первых трех (базовых) ФСО, которые должны составить нормативно-методологическую базу оценки в условиях отмены лицензирования и перехода к саморегулированию в сфере оценочной деятельности, были приняты лишь в сентябре 2007 года (вместо июня 2006 года), однако так и не дали ответов на многие вопросы, волнующие оценщиков.
В конце 2002 года в России был принят Федеральный закон «О техническом регулировании» , регламентирующий отношения, возникающие при разработке, принятии, применении и исполнении обязательных требований к продукции, процессам ее производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации.
Совершенно очевидно, что аналогичный закон необходим для сферы стандартизации услуг и работ в России. Именно ему должен был бы следовать процесс стандартизации, проводимый в сфере оценочной деятельности. По-видимому, это дело недалекого будущего, когда с этой задачей справится в полной мере сначала ISO.
Плюсы и минусы Концепции развития оценочной деятельности в РФ
Несмотря на описанные выше проблемы, вопрос о необходимости стандартизации оценки в России не подвергается сомнению. Он поднимался в проекте Концепции развития оценочной деятельности на среднесрочную перспективу (где были сформулированы также цели стандартизации), который был принят Экспертно-консультативным Советом по оценочной деятельности (ЭКСОД) при Минэкономразвития РФ в ноябре 2006 года. В нем были установлены следующие причины, по которым необходима стандартизация оценки как вида профессиональной деятельности:
(1) «оценочная деятельность – это единый вид деятельности, который должен регулироваться по единым правилам» (следует устранить «опасность распыления и дублирования правоустанавливающих функций в сфере оценочной деятельности и построения ведомственных подходов к методологии и правоотношениям, возникающим в сфере независимой оценки»);
(2) «расчеты оценщиков для целей сопоставимости должны базироваться на единой методологии, несмотря на наличие отраслевой специфики, различий в целях оценки и видах определяемой стоимости»;
(3) «стандартизация призвана решить также назревшую проблему формирования единого понятийного аппарата оценки имущества (следует обеспечить единое толкование применяемых терминов, прежде всего, относящихся к определению различных видов стоимостей, в том числе рыночной стоимости; объектов оценки и субъектов оценочной деятельности)»;
(4) «необходимо обеспечение взаимного соответствия базовых понятий МСО и определений в сфере оценочной деятельности, используемых в законодательстве об оценочной деятельности и смежном законодательстве».
Следует отметить четкое осознание авторами проекта Концепции наиболее острых проблем в сфере оценочной деятельности, однако при этом мы сталкиваемся с недопониманием ими сущности понятия «оценка». Говорится о необходимость стандартизации оценки как вида профессиональной деятельности, но почему-то имеется явный перекос в сторону стандартизации оценки как процесса профессионального оценивания, поскольку акцент явно делается на вопросы терминологии и методологии оценки. При этом о теории оценки как системе научного знания не упоминается вовсе, так же как и о повышении качества оценочных услуг в интересах потребителя, что является одной из важнейших причин проведения стандартизации в любой сфере. В действительности в данной Концепции сделана попытка создать в стандартах суррогат оценочной науки, – при установлении «взаимного соответствия базовых понятий МСО», о которых уже было сказано выше, «и определений в сфере оценочной деятельности, используемых в законодательстве», к сожалению, не всегда корректных . Попутно предпринимается попытка решить некоторые проблемы регулирования оценочной деятельности. Но в этом отношении такой вариант стандартов стал бы дублированием существующего Федерального закона «Об оценочной деятельности в РФ» , имеющего отдельную главу, посвященную ее регулированию.
В Концепции справедливо подчеркивается, что «сложность объектов, а также целей оценки, множество методов и моделей, которые используются в оценочной практике, объективно не позволяют создать единый шаблон, по которому можно было бы проводить оценку различных объектов имущества». Поэтому «при разработке Федеральных стандартов оценки акценты должны быть сделаны на регламентацию профессиональной деятельности оценщика, а не на жесткое установление методов и процедур, которым должен следовать оценщик». Однако эта вполне корректно поставленная задача не может быть решена «на основе» МСО, которые решают иную задачу и регламентируют именно методы и процедуры оценки. Для реализации же заявленной установки логичнее было бы следовать американским единым стандартам профессиональной практики оценки USPAP (Uniform Standards of Professional Appraisal Practice), уделяющим основное внимание этике взаимоотношений клиента-заказчика с оценщиком.
Разработка проектов ФСО с привлечением широкого круга экспертов происходила в соответствии со следующими требованиями, заявленными в Концепции и размещенными на сайте www.Appraiser.ru в Интернете:
(1) разработка стандартов должна обеспечивать соответствие Международным стандартам оценки (МСО);
(2) стандарты должны стать нормативным правовым актом, готовым для интеграции в законодательное поле России;
(3) стандарты должны учитывать интересы российских и международных потребителей услуг по оценке, а также лучший опыт профессиональной деятельности российских оценщиков;
(4) содержание Федеральных стандартов оценки должно быть достаточным с точки зрения требований к качеству работ по оценке и соответствия результатов оценки требованиям потребителей услуг по оценке.
Нетрудно видеть, что требования (1) и (2) противоречат одно другому уже хотя бы потому, что существует группа правовых понятий в оценке, для которых следует ставить не вопрос соответствия, а вопрос замены в контексте общей адаптации материалов МСО к правовому полю России . Кроме того, формулировка пункта (4) явно двусмысленна, поскольку требование «соответствия результатов оценки требованиям потребителей услуг по оценке» навевает мысли о, так называемых, «заказных» оценках, с которыми как раз и призвана бороться стандартизация, преследующая важнейшую цель – повышение качества оценочных услуг.
Регулирование оценочной деятельности, в широком смысле, должно осуществлять государство, что оно и пытается делать своим законом «Об оценочной деятельности в РФ» (в главе 3 «Регулирование оценочной деятельности»). Закон должен определять условия функционирования субъектов оценки, систему регулирования, особенности, цели и перспективы развития профессиональной оценки как отдельной отрасли сферы услуг. И положения закона по этим вопросам должны быть гармонизированы (согласованы) с Государственными стандартами, разработанными для любой сферы услуг (которых, к сожалению, пока не существует). Регулирование оценочной деятельности в ее узком смысле также может быть обозначено в том же законе формированием норм взаимоотношений Оценщик-Заказчик (подчиняющихся общему гражданскому законодательству в части оформления этих отношений как договорных) и правил использования информации, введением конкретного списка прав и обязанностей сторон, а также определением условий проведения оценочных работ. Все эти правила и нормы также должны согласовываться с Государственными стандартами, разработанными для любого вида услуг (пока еще не существующими).
Этическая сторона взаимоотношений Оценщик-Заказчик и качественная характеристика результата проведения оценочных работ (вид, объем и параметры отчета об оценке как продукта осуществления работ данного вида) при этом могут быть предметом стандартизации в Федеральных (национальных) стандартах оценки (как это уже делается в ФСО-3, – наиболее удачном, на наш взгляд, из введенных ФСО). Сам же процесс профессионального стоимостного оценивания (его алгоритмы, модели, расчеты, аналитика, процедуры принятия решений, формулирование выводов и пр.), по нашему глубокому убеждению, не может быть подвергнут стандартизации, поскольку сама идея стандартизации какой-либо науки абсурдна. При этом и в Законе, и в стандартах могут присутствовать разделы «Определения основных терминов», но они не должны изобретаться «к случаю» и отличаться от того, как они звучат в теории.

Резюмируя сказанное, можно утверждать, что в России отсутствует единая и полная система стандартов в отношении процессов, к которым может быть отнесена оценка как процесс профессионального оценивания, что, безусловно, тормозит профессиональное развитие российских оценщиков и приводит к снижению качества их услуг.
Как нам представляется, в этих условиях для решения проблемы качества оценочных услуг следовало бы обратить большее внимание на сферу образовании оценщиков, уровень которого оставляет желать лучшего, а также активнее задействовать такой инструмент повышения качества как экспертиза отчетов об оценке.
Формирование корректной нормативно-методической базы оценки (система ФСО) призванной регламентировать профессиональную оценочную деятельность в России, автором рассматривается как одна из важнейших, но не вполне решенных проблем в сфере оценки, которая и не может быть пока успешно решена по описанным выше объективным причинам. Эти причины определены состоянием проблемы стандартизации процессов на международном уровне. В текущем же варианте стандартизации, по мнению автора, к сожалению, прослеживается лишь попытка представить основные элементы теории оценки в виде регламента.

С 1 января 2018 года в силу вступают Международные стандарты финансовой отчетности (МСФО) 9, согласно которым банки должны будут учитывать ожидаемые кредитные убытки, а не фактически понесенные, как того требует действующая версия – МСФО 39. Таким образом, казахстанские банки ожидают новые «правила игры», в том числе и возможные трудности. Мы решили узнать, что банкиры думают по этому поводу.

Напомним, разработкой нового стандарта после финансового кризиса 2008 года занялся Совет по МСФО (Лондон). В июле 2014 года Совет по МСФО выпустил окончательный вариант МСФО 9, в котором вводятся условия по учету обесценения финансовых активов, а также некоторые изменения требований в отношении их классификации и оценки.

«Целью настоящего стандарта является установление принципов подготовки и представления финансовой отчетности в части финансовых активов и финансовых обязательств, которая представила бы пользователям финансовой отчетности уместную и полезную информацию, позволяющую им оценить суммы, сроки и неопределенность будущих потоков денежных средств предприятия», – говорится в документе «Международный стандарт финансовой отчетности (IFRS) 9. Финансовые инструменты», который Минфин РК направил казахстанским банкам.

Редакция «Къ» обратилась за комментариями к казахстанским банкам и IT-компаниям с вопросами: Как вы оцениваете введение Стандарта МСФО 9 в 2018 году и насколько банки к нему готовы?

АТФБанк

Исходя из наших наблюдений, при переходе на МСФО 9 БВУ РК могут столкнуться с тремя основными моментами. Во-первых, недостаток исторической статистики для расчетов. Во-вторых, дефицит персонала, обладающего необходимыми навыками или способного быстро им обучиться. В-третьих, неготовность информационных систем к автоматизации новых подходов к расчету резервов.

Предварительно оценив ситуацию, мы полагаем, что переход на МСФО 9 не внесет значительных корректировок в бизнес-планы банка. Мы по-прежнему будем придерживаться достаточно консервативной политики в кредитовании и так же внимательно будем подходить к выбору заемщиков. Полагаем, что введение МСФО 9 в ближайший год не должно кардинальным образом повлиять на уровень кредитования экономики в Казахстане.

Возможно, через 2–3 года последует пересмотр кредитных политик и бизнес-планов БВУ, связанных с адаптацией к МСФО 9. Сейчас трудно прогнозировать и полностью оценить последствия перехода на МСФО 9, но однозначно можно сказать, что роста кредитования высокорискованных заемщиков не будет. Напротив, МСФО 9 может потребовать ужесточения подходов к оценке кредитоспособности заемщиков. Возможно, произойдет сокращение сроков кредитования по отдельным продуктам, что связано с особенностями оценки вероятности дефолта. Кроме того, внедрение МСФО 9 создаст нагрузку на доходность банков, вопрос в величине и контроле данной нагрузки.

Андрей Суставов, генеральный директор SAS Казахстан

МСФО 9 требует принципиально иной работы с рисками, и далеко не все к ней готовы уже сейчас. Банки будут искусственно ограничивать предложение высокорисковых продуктов, избегать работы с высокорисковыми заемщиками и больше внимания уделять кредитному рейтингу клиентов, ведь иначе они рискуют ухудшить качество своих активов. От банков требуется гораздо более тщательная оценка риска, поскольку придется рассчитывать ожидаемые потери, а это обязывает располагать определенными активами, которые придется резервировать на весь срок действия продукта. Проще говоря, если банк пойдет на кредитование высокорискового клиента, ему придется увеличить резервы.

В связи с этим наверняка увеличится время ожидания решения. В первое время те области экономики, которым свойственны постоянные колебания, будут менее привлекательны с точки зрения банка для кредитования. Самыми желанными клиентами станут организации, работающие в традиционно устойчивых отраслях экономики. Финансовые организации охотнее будут выдавать краткосрочные кредиты, чем долгосрочные. Соответственно, возрастет стоимость долгосрочных продуктов – думаю, банки начнут частично от них избавляться, заменяя их новыми краткосрочными предложениями, чтобы мотивировать клиентов выбирать именно такие продукты.

Если сейчас большинство банков работают по схеме, когда сначала клиент обращается за кредитом, а потом проводится его оценка и принимается решение, то в будущем не исключен переход на проактивную модель, когда банк будет изучать рынок и оценивать потенциальных клиентов и сегменты с точки зрения риска еще до того, как поступил запрос. Поскольку требование оценивать предполагаемые потери влечет за собой, как уже говорилось, больший объем резервирования средств, это создает дополнительную нагрузку на капитал и снижает доходность. С другой стороны, это может нивелироваться уменьшением потерь за счет тщательной оценки рисков, переходом от высокорисковых клиентов, продуктов и отраслей к менее рисковым и т. п.

Александр Львов, директор департамента рисков Банка ВТБ (Казахстан)

При переходе на МСФО 9 мы ожидаем увеличения резервов. Также банку придется потратить существенную часть ресурсов на управление и оптимизацию резервов. Для нас наиболее сложным оказалась не столько разработка самой модели, сколько сбор и подготовка данных. Второй сложностью для нас было подобрать функцию, которая описывает распределение вероятности дефолта в зависимости от макроэкономических показателей. С внедрением МСФО 9 банк более отчетливо чувствует цену, которую придется заплатить при уходе в высокорисковый сегмент заемщиков. Плату за риск никто не отменял, поэтому при изменении продуктовых концепций или кредитной процедуры мы должны будем заранее позаботиться о доходах, которые позволят скомпенсировать ожидаемые потери. Что касается банковских продуктов, то каких-либо существенных изменений мы не ожидаем. Развитие продуктовой линейки банка будет происходить в рамках утвержденной стратегии. Отметим, что при бизнес-планировании мы учитывали эффект от внедрения МСФО 9, дополнительных негативных влияний на P&L (отчет о прибыли и убытках) банка мы не ожидаем.

Ассоциация финансистов Казахстана

В целом готовность банковского сектора к переходу на МСФО 9 находится на достаточно высоком уровне. Однако сейчас Национальный банк предполагает предъявить ряд требований, реализация которых потребует доработки банками учетных систем и процедур. Если говорить о явных изменениях, возрастают прямые расходы на ведение отчетности, сбор статистики и поддержание информационных систем. Также более высокие требования по провизиям могут отразиться на себестоимости кредитных продуктов.

В настоящее время трудно сказать, какие расходы понесет каждый из банков, данная информация является закрытой. Однако с уверенностью можно сказать, что если для крупных банков затраты могут быть относительно незначительными, то для средних и мелких они могут оказаться достаточно ощутимыми. С учетом возрастающих расходов на провизии стоимость кредитных ресурсов может увеличиться. Также банки будут менее заинтересованы в длинных займах – от 10 лет и более.

2020-07-02 10026

Настало время разобраться с МСФО

Обратите внимание на свежий материал об основных вопросах: что изменилось и кто их должен применять!

Стандарты МСФО, введенные в 2020 году

В далеком 1998 году правительство Российской Федерации приняло решение о преобразовании бухгалтерского учета. Причинами реформирования российского бухучета стали многочисленные жалобы иностранных инвесторов на трудности в составлении бизнес-планов и расчете эффективности вложенных средств. В силу вступила программа по реорганизации бухгалтерского учета России в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности. С какими сложностями столкнулись отечественные компании, почему переход на МСФО обязательный и кто должен будет применять их в 2018 году? Об этом и многом другом будет идти речь в данной статье.

10 лет прошло — какой результат?

Сегодня российский бухучет может похвастаться своими положениями, которые на 80% составлены с учетом требований МСФО. Остальные 20% планировали перевести на международные стандарты до 2018 года.

Заметим, что лишь с 2010 года активизировался процесс реформирования бухгалтерского учета Российской Федерации в соответствии с Международными стандартами финансовой отчетности. Что этому предшествовало? Ряд принятых нормативных актов, среди которых:

С 2012 года МСФО были обязательными для всех общественно значимых компаний России. А в 2013 году помощник президента Российской Федерации Андрей Белоусов, ранее занимавший должность министра экономического развития России, на конференции в Берлине высказался о переходе на международные стандарты следующим образом:

«Мы приняли в правительстве жесткую программу перехода на МСФО. С 2012 года международные стандарты финансового учета обязательны для всех общественно значимых компаний… А с 2018 года мы планируем, что весь российский бизнес перейдет на новые стандарты полностью».

Высшее руководство уверено, что такой ход принесет экономике страны немалые иностранные инвестиции, что в свою очередь поднимет уровень жизни российского народа.

Причины длительного перехода на МСФО и как их устранить

Основным стопором полноценного и повсеместного введения англо-саксонской модели финансовой отчетности является частое противоречие требований к составлению отчетной документации. Так, по международным стандартам отчетность должна отвечать запросам собственников, тогда как национальные стандарты финотчетности устанавливают требования законодательства. Радикалы среди CFO крупных компаний России предлагают полную отмену РСБУ. Такое решение, по их мнению, ликвидирует проблему несоответствия целей ведения учета и составления отчетности. Как российским предприятиям вести учет в соответствии с МСФО и одновременно не нарушать государственные установки? По мнению экспертов, необходимо модернизировать налоговый учет. После этого российские компании смогут составлять две отчетности: по МСФО и для налоговой.

Кто должен применять МСФО с 2018 года?

Все организации, предоставляющие консолидированную финансовую отчетность по результатам года, обязаны применять международные стандарты финансовой отчетности. К таким компаниям относятся:

  • банки;
  • страховые компании;
  • негосударственные пенсионные фонды.

Переход на МСФО в России 2018 года: трудности и будущие перспективы

Поскольку международные стандарты финансовой отчетности намного сложнее РСБУ, бухгалтерам и финансовым специалистам необходимо проходить обучение МСФО и обзавестись новыми знаниями и навыками применения международных стандартов.

Многие компании уже прибегают к помощи внешних консультантов по МСФО, однако довольно быстро они поймут, что услуги профессионалов достаточно дорогие. В этом случае намного выгоднее обучить своих специалистов внутри организации.

Кроме того, бухгалтеры и будущие специалисты по МСФО должны владеть финансовым английским языком, чтобы избежать официальных переводов международных стандартов и поправок к ним сторонними организациями.

К основным преимуществам перехода на МСФО можно отнести следующие:

  • увеличение числа потенциальных иностранных инвесторов, что в свою очередь приведет к улучшению состояния экономики страны в целом;
  • повышение конкурентоспособности компании ввиду предоставления внешним пользователям достоверной информации;
  • уменьшение процентной ставки во время привлечения дополнительного финансирования;
  • улучшение качества ведения управленческого учета владельцами компании, более точная оценка финансового состояния дел.

Переход всего российского бизнеса на МСФО в 2018 году неизбежен, поскольку подкреплен законодательно.

Финансовая Академия Актив поможет специалистам справиться с недостатком профессиональных знаний. Пройдите курс «IPFM: МСФО», чтобы за короткое время освоить международные стандарты финансовой отчетности. Чтобы понять, подходит ли вам формат обучения, ознакомьтесь с первым модулем курса бесплатно.

Страховой сектор для финансовой отчетности всегда оставался особенным. Сложность природы страхования, ориентация на долгосрочный период и традиционные трудности в определении выручки (в том значении, в котором ее понимает любой другой бизнес) ставили данный сектор отдельно от всех остальных, в результате чего финансовая отчетность страховой компании до сих пор кажется «не такой, как все». Но в 2021 г. с внедрением нового глобального стандарта IFRS 17 «Договоры страхования» все изменится.

Стандарт внесет кардинальные изменения не только в жизнь страховых компаний, которые будут его использовать, но и пользователей (в частности, аналитиков, работающих в данном секторе). Кто-то сравнивает масштаб изменений с внедрением стандартов МСФО в Европе в 2005 году – финансовая отчетность эмитентов и ключевые показатели эффективности изменятся радикально. «Я работаю со страховым сектором уже почти 20 лет, и это – самое большое изменение, которое я видел», – говорит Дуг Янг (Doug Young) из канадской компании Desjardins Capital Markets.

И хотя многие ожидают нестабильного периода привыкания, когда стандарт только-только вступит в силу, страховые аналитики во всем мире уверены, что он будет означать значительные перемены в последовательности и сравнимости отчетности страховых компаний.

Проблемы с IFRS 4 (промежуточным стандартом по страховым контрактам)

Совет начал свой проект по разработке последовательного глобального подхода к страховой отчетности в 1997 г., а в 2004 г. представил промежуточный страховой стандарт IFRS 4, чтобы с его помощью решить актуальные вопросы накануне внедрения МСФО биржевыми компаниями в Европе и не только. И, хотя IFRS 4 принес с собой важные улучшения в признании страховых договоров, а также в требованиях к раскрытию информации, тот факт, что он позволял страховщикам использовать местные ОПБУ (общепризнанные правила бухгалтерского учета), означал, что идентичные по своей сути страховые контракты могли учитываться у разных эмитентов по-разному. В результате сопоставлять финансовую отчетность эмитентов было практически невозможно.

Непрозрачность финансовой отчетности страховых компаний предусматривает, что аналитикам следует применять абсолютно иной подход в данном секторе. Роджер Дойг (Roger Doig), специалист по европейским ценным бумагам в Schroders, отмечает, что он не пользовался балансовыми отчетами страховым организаций для проведения оценки «уже 15 лет или больше», поскольку они не представляют информацию, которая ему нужна. «Что меня интересует, так это способность компании платить дивиденды, и это строится на понимании балансового отчета с позиции регуляторов. Балансовый отчет по IFRS 4 абсолютно неактуален, – говорит он. – Вместо этого, основным актуальным показателем для оценки способности выплаты дивидендов является информация о достаточности капитала по Solvency II. Но проблема в том, что Solvency II не дает вам показателей операционной деятельности, так что нам приходится возвращаться назад к отчетам P&L по МСФО».

И вот где начинаются реальные проблемы – в оценке выручки и эффективности по IFRS 4. Северин Пике (Séverine Piquet), старший инвестиционный аналитик в BNP Paribas Asset Management, отзывается о финансовой отчетности страховщиков как о таком себе «черном ящике»: «Прибыли не отражаются одинаково разными страховщиками: некоторые учитываются быстрее или медленнее по сравнению с другими. И мы не имеем представления, какой год принес наибольшую прибыль».

«Нам очень сложно увидеть результаты деятельности страхового бизнеса, а страховщики вполне способны показать те данные, которые хотят, – добавляет Патрисия Ченг (Patricia Cheng), глава финансовых исследований по китайскому региону в гонконгской CLSA. – Меня как аналитика это очень раздражает… «Нормальные» индикаторы неприменимы, информация в значительной степени зависит от допущений. Например, если компания показывает темп роста в 20 %, может выясниться, что во многом все сводится к изменениям в допущениях. Поэтому на данный момент мы используем «повествовательный» подход относительно инвестиционных трендов. Если финансовые показатели демонстрируют рост и это вписывается в «историю», люди примут это».

И страховщики, и аналитики выработали собственные подходы к объяснению результатов деятельности, но, несмотря на то, что отдельным инвесторам это помогает, с возможностью сопоставления таких результатов ситуация ухудшается. Дуг Янг из Desjardins объясняет, что в Канаде аналитики составляют особые отчеты по источникам дохода, чтобы инвесторы имели представление о формировании резервов. Он говорит: «У нас в Канаде есть статья «ожидаемая прибыль», отражающая уменьшение страховых обязательств, но отдельные компании включают туда такие пункты, как издержки на приобретение, а другие – нет».

«Вполне возможно построить осмысленные прогнозы относительно несвязанного со страхованием бизнеса на основе получаемой вами информации, – отмечает Роджер Дойг из Schroders. – Но реальная проблема – со страховыми компаниями, поскольку вы получаете депозиты вперемешку с премиями, а значительные суммы поступают и исходят из резервов. Предсказать их невозможно». Чтобы пользователи лучше понимали их отчетность, некоторые крупные страховщики подают информацию об основных драйверах страховых результатов. Дойг говорит, что они пользуются такими дополнительными раскрытиями для прогнозирования операционной выручки страховых компаний, а затем добавляют их к показателям по IFRS 4 для компаний вне сектора страхования и в секторе управления активами, чтобы иметь возможность сделать прогнозы, каким окажется рост доходов для страховой группы.

Но проблема в том, что не все компании предоставляют даже такую информацию, да еще и делают это не очень последовательно. «Малые компании не дают такой информации вообще, а среди тех, кто дает, одни делают это по географическому принципу, а другие – по отдельным продуктам», – добавляет Дойг.

По сути, это означает, что страховщики сами устанавливают параметры обнародования информации о своих результатах. «В данный момент мне приходится объяснять, что происходит, отдельно по каждой компании, что не характерно больше ни для одной отрасли. Страхование полностью уникально в этом плане», – отмечает Северин Пике из BNP Paribas Asset.

Сравнимость и прозрачность

Все мы согласны с утверждением, что IFRS 17 значительно улучшит сравнимость страховщиков и увеличит прозрачность информации об основных драйверах финансовых результатов и источниках прибыли. Стандартом также предусматривается признание выручки за страховые услуги и последовательные раскрытия по суждениям и изменениям в допущениях (что особенно приятно).

«IFRS 17 принесет больше прозрачности и сделает проще сравнение страховых компаний, – отмечает Патрисия Ченг. – Он поможет нам лучше понимать драйверы бизнеса. Ни одна финансовая отчетность не может полностью отразить прибыльность страховой организации, ни один стандарт на это не способен. Но IFRS 17, по крайней мере, вернет нас обратно к финансовой отчетности, а не к «историям», – говорит специалист.

Есть надежда, что стандарт также прояснит ситуацию с риском в страховом секторе. Международный валютный фонд в октябре прошлого года сделал отчет на тему глобальной финансовой стабильности, в котором призвал политиков усилить регулирование и раскрытие в отрасли, чтобы страховщики излишне не рисковали. «Оценка риска в страховом секторе страдает от непрозрачных и разрозненных финансовых раскрытий, несовершенства учета и режима регулирования», – говорилось там.

Теперь требования стандарта сформулированы, но некоторые аналитики все еще не могут понять, какими будут последствия для отдельных компаний в момент перехода. «Мы не можем смоделировать, как будут выглядеть последствия и финансовые результаты с IFRS 17, поскольку у нас не имеется доступа к нужной информации по денежным потокам», – говорит Ченг. Северин Пике добавила, что было бы хорошо получить результаты количественного анализа от самих страховщиков, и выразила надежду, что им это удастся.

Глобальное влияние

По ожиданиям, эффект от IFRS 17 в отдельных регионах будет особенно значительным по сравнению с другими (например, там, где традиционно используется информация по историческим значениям процентных ставок). В Азии и Европе данные по встроенной стоимости раскрываются страховыми компаниями на добровольной основе, чтобы предоставить пользователям больше информации по долгосрочным контрактам. Но, хотя информация о прибыльности долгосрочных контрактов по IFRS 17 в самом деле будет более сопоставимой с данными по встроенной стоимости, отход от нее в любом случае будет означать огромные изменения для инвесторов. «IFRS 17 может сделать встроенную стоимость неактуальной, и это значительный сдвиг в способе мышления и методологии, – говорит Ченг. – Общий эффект будет зависеть от того, как будут выглядеть страховые результаты с IFRS 17, а мы пока просто этого не знаем. Мы шагаем в неизвестность, но, по крайней мере, делаем это вместе».

Некоторые аналитики обеспокоены также переходными положениями в новом стандарте. «Вначале воспринимать отчеты будет очень сложно, и мы будем терять «историю» данных, – отмечает Пике, которую также очень беспокоит тот факт, что сам формат основных форм отчетности у разных компаний может отличаться. – Было бы неплохо, если бы существовала стандартная модель P&L как ориентир для всех, чтобы никто не пытался заново изобретать колесо. Без стандартного подхода мы можем частично потерять приобретенную прозрачность».

Другие, впрочем, более уверены в благополучном исходе. «Люди привыкли к IFRS 4 относительно быстро. Я не уверен, что переход будет таким жестким, как говорят», – отмечает Дойг.

А вот что по этому поводу думает Ханс Хугерворст, председатель Совета по МСФО: «Мы в курсе, что внедрение стандарта означает очень большую проблему для страховых компаний. Так что в дополнение к подготовке инвесторов к IFRS 17 с помощью образовательных мероприятий мы также выпускаем много вспомогательных материалов, чтобы помочь людям с пониманием стандарта». Кроме этого, как известно, в Совете действует рабочая группа перехода – своего рода форум для общественных обсуждений, где проблемы с внедрением IFRS 17 решают вовлеченные эксперты.

Пожалуй, самый критичный вопрос заключается в том, сможет ли улучшенная прозрачность и сопоставимость IFRS 17 сделать страховой рынок более привлекательным для инвесторов. По мнению BlackRock, у стандарта есть потенциал, чтобы обеспечить более аккуратное и понятное отражение финансовой отчетности и прибыльности страховщиков, а, следовательно, улучшить понимание данного сектора инвесторами. В самом деле, многие аналитики согласились бы с утверждением, что текущие неясности со страховой отчетностью создали страхованию репутацию сектора «только для храбрых».

«Страхование и страховая отчетность отпугивают «портфельных» управляющих, – говорит Дойг. – Как только люди привыкнут к новому стандарту, прогнозирование выручки станет легче. У нас появится четкость в понимании драйверов прибыльности, и, что самое важное, – относительно продуктов или группы. Некоторые страховщики уже представляют такую информацию, но будет намного полезнее получать ее от всех, особенно от небольших страховщиков. Сделает ли это инвесторов более уверенными в данном секторе? Я думаю, должно».

По материалам: ifrs.org/