Кредитный рейтинг России 2018

Журнал Forbes составил собственный рейтинг надежных российских банков. Список, в который вошли 100 организаций, опубликован на сайте издания 17 марта.

Так, первую позицию занял Райффайзенбанк, обогнав лидера прошлого года — Юникредит банк, который теперь занял вторую строчку. Тройку рейтинга замыкает Росбанк.

Далее следуют Сбербанк, Ситибанк и ИНГ банк (Евразия).

Также в рейтинг были включены ВТБ (11-е место), Газпромбанк (12-е место) и Россельхозбанк (13-е место).

Как пишет издание, при составлении рейтинга учитывались данные международных и российских рейтинговых агентств, аккредитованных в ЦБ РФ, — S&P, Moody’s, Fitch, АКРА, «Эксперт РА».

В рейтинге банки делятся по надежности на пять групп. В группу с высшей степенью надежности среди государственных организаций вошли Сбербанк и ВТБ. Среди частных банков наивысшую позицию занимает Альфа-банк (26-е место).

Ранее в марте «Эксперт РА» указало на риск возможного дефолта для 38 российских банков. В агентстве отметили, что угроза возникла из-за уменьшения количества отзывов лицензий у организаций. Так, если в 2018-м было отозвано 57 лицензий, то в 2019-м — только 28.

Накануне Нового года Центробанк объявил об отзыве лицензий еще у одного банка, доведя их общее число до сотни — с момента вступления в должность председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной. В этом году к ним может прибавиться еще не один десяток банков. Но если среди фигурантов первой сотни больше половины были пойманы на незаконных операциях, то теперь многие кредитные организации ждет смерть от естественных причин.

МАКСИМ БУЙЛОВ

Эльвира Набиуллина возглавила Банк России полтора года назад, 24 июня 2013 года. И спустя всего две недели лишились лицензий Липецкий областной и Махачкалинский городской муниципальный банки. А в конце прошлого года Центробанк отметил знаковое событие — 30 декабря была отозвана сотая банковская лицензия при новом руководстве ЦБ. Юбилейным стал самарский «Волга-Кредит».

Госпожа Набиуллина сразу и всерьез взялась в первую очередь за «отмывочные» банки. Недаром в число наиболее часто встречающихся оснований для прекращения деятельности кредитных организаций попали проведение сомнительных операций (49 банков) и нарушение закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов» (40 банков). Их опередила только высокорискованная кредитная политика (56 банков), которая является логичной спутницей как «отмывания», так и сомнительных операций.

Говорят, что, соглашаясь на пост председателя Банка России, Эльвира Набиуллина поставила условие — карт-бланш на борьбу с «обналичкой» и «отмыванием». И это похоже на правду, поскольку меньше чем через полгода с момента ее назначения был повержен такой известный фигурант на рынке теневых банковских операций, как Мастер-Банк. До того его никому не удавалось свалить. По крайней мере, прошлую чистку, которая была затеяна еще при Сергее Игнатьеве в 2004 году, Мастер-Банк выдержал, как считается, благодаря мощной «крыше» на самом верху. Эльвире Набиуллиной эта «крыша» не помешала.

Другое дело, что, как и большинство сильнодействующих лекарств, радикальная чистка банковской системы имеет побочные эффекты. В 2004 году у входившего в первую сотню по капиталу Содбизнесбанка была отозвана лицензия. Причем впервые в российской истории это произошло из-за нарушения закона об «отмывании». Для банковской системы такой решительный шаг регулятора стал полной неожиданностью, в результате разразился полноценный кризис. Межбанковский рынок умер, появились многочисленные черные списки на отзыв лицензий, многие региональные банки не пережили паники, даже крупнейшие кредитные организации зашатались.

В этот раз события развивались сходным образом. По рынку пошли гулять черные списки. Наряду с пойманными на незаконных операциях на краю гибели оказались и вполне добропорядочные региональные банки. Так, например, самарскую «Солидарность» пришлось спасать банковской группе «Лайф». Ситуацию усугубляло то обстоятельство, что Банк России параллельно вел непримиримую борьбу с бурно растущим рынком потребительского кредитования, по сути, единственной нишей, где банки могли легально получить хорошую рентабельность. Кроме ужесточения требований к капиталу и резервам ЦБ собирался ввести с 1 января 2015 года предельную максимальную процентную ставку по потребительским кредитам.

Ситуация с ликвидностью ожидаемо ухудшалась, Центробанк продолжал отзывать по две-три лицензии в неделю, но паника прошла. Возможно, потому, что это стало уже рутиной, а может быть, и потому, что среди пострадавших были в основном мелкие и средние банки. Но тут разразился украинский кризис, нагрянули западные санкции, и стало ясно, что надежды на стабилизацию призрачны.

С иностранным фондированием можно распрощаться надолго. С фондированием внутренним все было вроде бы неплохо: именно на случай таких катаклизмов и создавались огромные золотовалютные резервы. Но тут рубль начал стремительно дешеветь. В начале года официальный курс составлял 32,66 руб./$, в начале сентября — уже 36,9, в начале октября 39,4, в начале декабря — 49,3 руб./$. А в конце года случился коллапс: с 15 по 18 декабря официальный курс доллара, устанавливаемый ЦБ, вырос с 56,89 до 67,79 руб. При этом на бирже его значение переваливало за 80, а евро — за 100 руб.

В результате банковское сообщество окончательно перестали волновать усилия ЦБ по выявлению тех, кто занимается незаконными операциями. А сам Центробанк принялся спешно отменять ранее принятые ужесточения разнообразных норм и нормативов. Оно и понятно: каким бы мегарегулятором ты ни был, тебе всегда будет необходимо, чтобы оставались те, кого нужно и можно регулировать.

Первым делом Банк России пообещал, что направит 1 трлн руб. на докапитализацию банков. Кроме того, на полгода заморозил требование по привязке доходности по кредитам физлицам к предельной максимальной процентной ставке по потребкредитам. Но продолжающееся падение несколько скорректировавшегося перед Новым годом рубля не добавляет банкам оптимизма.

Ответ на вопрос, когда будет разменяна вторая сотня банков, лишенных лицензии при правлении Эльвиры Набиуллиной,— дело ближайшего времени. При этом, конечно, есть некоторая вероятность, что это произойдет из-за «проведения сомнительных операций» или «нарушения закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов»». Но, скорее всего, это все-таки будет «смерть от естественных причин».

Что делать банкам, заточенным под потребительское кредитование, когда разворачивается полномасштабный кризис? Ведь риски невозврата в такой ситуации возрастают многократно. Допустим, ЦБ закроет глаза на сверхвысокие ставки по потребкредитам, но, чем они дороже, тем сложнее их обслуживать. Кроме того, для нормальной работы конвейера по выдаче потребительских кредитов необходим постоянный и гарантированный приток средств. Западные рынки фондирования закрыты, вкладчики сейчас скорее снимут деньги и купят квартиру-машину-кофемолку, чем понесут их в банки даже под 30% годовых. К тому же сами банки побаиваются выдавать кредиты, поскольку непонятно, что будет с ключевой ставкой ЦБ: то ли ее плавно опустят, то ли резко поднимут. По данным Национального бюро кредитных историй, в декабре банки выдали втрое меньше кредитов физлицам по сравнению со среднемесячным значением прошлого года и в пять раз — по сравнению с декабрем 2013 года.

Да и банки, кредитующие юрлиц, не в лучшем положении. Доходность у них ниже, суммы кредитов выше, а с учетом экономической ситуации риски ничуть не меньше, чем в потребкредитовании. Даже у кэптивных банков, обслуживающих компании своих акционеров, не может быть полной уверенности в завтрашнем дне, потому что ее сейчас нет у самих хозяев.

Неудивительно, что даже в комментариях крупнейших банков встречаются панические нотки. Так, глава Сбербанка Герман Греф заявил, что банковский кризис будет «масштабнейший». «Кризис 2009 года был короткий, тем не менее цена риска была примерно плюс пять процентных пунктов, сейчас мы говорим о шести процентных пунктах»,— пояснил он. Газпромбанк предложил вернуться к идее создания структуры, которая могла бы выкупать у банков плохие активы. «Учитывая ту динамику, которая существует на рынке, мы уверены, что простой рекапитализацией банковской системы на этот раз не обойдется, необходимо поднимать вопрос о создании банка плохих активов»,— говорит первый вице-президент Газпромбанка Екатерина Трофимова.

Понятно, что, если у Банка России будет возможность спасти всех, он постарается это сделать, как во время кризиса 2008 года. Если же денег на всех хватать не будет, то поддержку получат только крупнейшие. И сейчас, похоже, ЦБ и правительство готовятся к худшему развитию событий. По крайней мере, замминистра финансов Алексей Моисеев уверен, что на выделенный для докапитализации банков триллион рублей может рассчитывать лишь около 30 банков.

Средний портрет лишенного лицензии банка

Возраст 22 года

Адрес прописки Москва

Форма собственности ОАО

Активы 7 млрд руб.

Средства физлиц 3,9 млрд руб.

Чистая прибыль 21,7 млн руб.

Кредиты физлицам 696 млн руб.

Top-5 банков по активам, место по стране на момент отзыва лицензии (млрд руб.)

Мастер-банк (Москва) 74,96 (76)

Инвестбанк (Москва) 70,76 (77)

Первый республиканский банк (Москва) 38,64 (109)

Банк «Народный кредит» (Москва) 35,45 (152)

Смоленский банк (Смоленск) 34,1 (143)

Top-5 банков по средствам физлиц, место по стране на момент отзыва лицензии (млрд руб.)

Мастер-банк (Москва) 47,38 (41)

Инвестбанк (Москва) 38,95 (46)

Первый республиканский банк (Москва) 24,2 (61)

Банк «Западный» (Москва) 23,6 (63)

Банк «Пушкино» (Пушкино) 23,05 (64)

Top-5 банков по кредитам физическим лицам, место по стране на момент отзыва лицензии (млрд руб.)

Мастер-банк (Москва) 10,85 (41)

Банк «Западный» (Москва) 10,54 (63)

Смоленский банк (Смоленск) 6,5 (121)

Банк «Народный кредит» (Москва) 3,51 (189)

АФ-банк (Уфа) 2,85 (242)

Top-5 банков с крупнейшими дырами в балансе (млрд руб.)

Инвестбанк (Москва) 30,2

Мастер-банк (Москва) 17,2

Первый республиканский банк (Москва) 16

Банк «Фининвест» (Санкт-Петербург) 12,7

Банк «Западный» (Москва) 12,2

Top-5 самых прибыльных банков (млн руб. на последний отчетный квартал)

Мастер-банк (Москва) 771,8

Инвестбанк (Москва) 753,9

С-банк (Москва) 584,4

Банк «Народный кредит» (Москва) 406,6

Банк «Пушкино» (Пушкино) 380,2

Top-5 самых убыточных банков (млн руб. на последний отчетный квартал)

Национальный банк развития бизнеса (Москва) 1076,3

Липецкий областной банк (Липецк) 457,9

«Мой банк» (Москва) 436,5

АКБ «Экопромбанк» (Пермь) 395,3

АКБ «Русский земельный банк» (Москва) 168,6

Наиболее частые причины отзыва лицензий

Высокорискованная кредитная политика 56

Проведение сомнительных операций 49

Нарушение закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов» 40

Неисполнение обязательств перед кредиторами и вкладчиками 36

Недостоверность отчетных данных 23

Нарушение требования к размеру капитала 12

Крупнейшие страховые случаи

Возраст лишенных лицензии банков

Более 20 лет 65%

От 10 до 20 лет 33%

Менее 10 лет 2%

Самые старые лишенные лицензии банки

Top-5 городов, где были зарегистрированы лишенные лицензии банки

Москва 53

Махачкала 10

Самара 4

Владикавказ 3

Уфа 3

Как ЦБ отзывал лицензии у банков (число отозванных лицензий в месяц)

ТАСС-ДОСЬЕ. 8 февраля 2019 года международное рейтинговое агентство Moody’s повысило суверенный кредитный рейтинг РФ до инвестиционного уровня «Baa3» со «стабильным» прогнозом. До 8 февраля Moody’s оставалось последним из большой тройки рейтинговых агентств, которое не признавало рейтинг России инвестиционным.

Что такое суверенный кредитный рейтинг

Суверенный кредитный рейтинг — инструмент оценки готовности государства своевременно и в полном объеме выполнять свои финансовые обязательства. Фактически представляет собой оценку вероятности дефолта. Рейтинги составляются специализированными агентствами, крупнейшие из них — Standard and Poor’s (S&P), Moody’s и Fitch. Классификация учитывает ряд показателей: общий государственный долг, баланс бюджета, риски. Рейтингами пользуются инвесторы, в том числе крупные инвестиционные фонды: они служат ориентиром того, можно ли покупать государственные облигации.

В настоящее время самые высокие рейтинги в мире («AAA» по Fitch и S&P, «Aaa» — по Moody’s) имеют такие страны, как Австралия, Германия, Швейцария, Норвегия. Низшие (ниже «B-» по Fitch и S&P, «Caa1» по Moody’s) — Венесуэла, Украина, Ямайка. Суверенные рейтинги ниже «BBB-» и «Baa3» считаются неинвестиционными или «мусорными». Такой суверенный рейтинг страны осложняет ее компаниям кредитование на иностранных рынках. Иностранный бизнес также может отказаться приходить в страны с низким кредитным рейтингом, руководствуясь даже не столько объективной ситуацией в экономике, сколько корпоративными правилами.

Moody’s, Standard and Poor’s и Fitch публикуют суверенный кредитный рейтинг России с осени 1996 года. До 2003-2005 годов национальный кредитный рейтинг РФ в иностранной валюте считался неинвестиционным, но затем вырос. В 2015-2017 годах S&P, а в 2015-2019 годах Moody’s опускали рейтинги России ниже инвестиционного уровня. Fitch все это время считало его инвестиционным.

Согласно государственной программе «Управление государственными финансами и регулирование финансовых рынков» (утверждена правительством РФ 15 апреля 2014 года, последние поправки от 9 декабря 2017 года), Россия рассчитывала получить к 2020 году рейтинги «A-» (Fitch и S&P) и «A3» (Moody’s). В настоящее время на государственном уровне целевых показателей по рейтингу нет.

S&P

S&P впервые присвоило России рейтинг 4 октября 1996 года: «BB-» (неинвестиционный, рискованные обязательства). За два месяца до дефолта 17 августа 1998 года рейтинг был понижен до «B+», 13 августа — до «B-» и затем понижен до преддефолтных: «CCC» и «CCC-«. 27 января 1999 года рейтинг был понижен до «SD» (частичный дефолт) после отказа погашать третий транш валютных облигаций. Восстановление рейтинга началось 8 декабря 2000 года: сначала до уровня «B-«. 31 января 2005 года S&P впервые присвоило России инвестиционный рейтинг «BBB-«. 15 декабря 2005 года он был повышен до «BBB», а 4 сентября до «BBB+». После начала мирового экономического кризиса в 2008-2009 годах рейтинг был понижен до «BBB». 25 апреля 2014 года на фоне событий на Украине рейтинг был понижен до «BBB-» с негативным прогнозом. 26 января 2015 года агентство понизило рейтинг России до «BB+» с негативным прогнозом. 16 сентября 2016 года прогноз был повышен до стабильного. 17 марта 2017 года S&P вновь повысило прогноз инвестиционной привлекательности России до позитивного, оставив при этом рейтинг на уровне «BB+». 23 февраля 2018 года агентство вернуло российским обязательствам инвестиционный рейтинг — «BBB-» со стабильным прогнозом. Агентство отметило, что повышение произошло благодаря консервативной макроэкономической политике и гибкому курсу рубля.

Fitch

Fitch впервые присвоило кредитный рейтинг России 7 октября 1996 года: «BB+» (самая высокая ступень неинвестиционного уровня). Незадолго до дефолта 17 августа 1998 года рейтинг был понижен до «BB-«, а затем до «B-» и, наконец, 27 августа до «CCC» (чрезвычайно спекулятивные облигации). Восстановление экономики России после дефолта привело к повышению рейтинга до «B-» 8 мая 2000 г. 18 ноября 2004 г. Fitch впервые присвоило России инвестиционный уровень: «BBB-«. Самый высокий рейтинг («BBB+» с положительным прогнозом) российские облигации имели с 25 июля 2006 года по 9 ноября 2008 года. В ноябре 2008 года прогноз был сменен на негативный, 4 февраля 2009 года рейтинг был понижен до «BBB» с негативным прогнозом. 22 января 2010 года прогноз был изменен на стабильный с сохранением рейтинга, 8 сентября 2010 года — на положительный, 16 января 2012 года — на стабильный. На фоне кризиса на Украине и вступления Крыма в состав РФ Fitch 21 марта 2014 года изменило прогноз на негативный, 9 января 2015 года из-за падения курса рубля и цен на нефть рейтинг РФ был понижен до «BBB-» с негативным прогнозом. 14 октября 2016 года агентство изменило прогноз на стабильный, а 23 сентября 2017 года — на позитивный. С тех пор прогноз и рейтинг не менялись.

Moody’s

Рейтинг Moody’s для России был присвоен 22 ноября 1996 года: «B2» (неинвестиционный рейтинг, высокая степень спекулятивности). Накануне дефолта 17 августа 1998 года он был понижен до «Caa1» (очень высокий риск), а 21 августа понижен до «Ca» (дефолт). Восстановление экономики после дефолта привело 1 мая 2000 года к повышению рейтинга до «Caa2». Инвестиционный рейтинг «Baa3» впервые был присвоен России 8 августа 2003 года, 25 октября 2005 года повышен до «Baa2». 16 июля 2008 года рейтинг был повышен до «Baa1» и не понижался во время мирового экономического кризиса. 17 октября 2014 года в связи с падением цен на нефть и кризисом на Украине Moody’s понизило рейтинг России до «Baa2», 17 января 2015 года — до «Baa3», а 21 февраля — до «Ba1» с негативным прогнозом. 4 декабря 2015 года агентство изменило прогноз на стабильный, но из-за сокращения российских госрезервов 22 апреля 2016 года сменило его на негативный. 17 февраля 2017 года прогноз вновь стал стабильным. Как отмечали тогда в Moody’s, экономика России восстанавливалась после почти двухгодичного спада. 25 января 2018 года агентство улучшило прогноз по суверенному рейтингу РФ со стабильного на позитивный, подтвердив его на уровне «Вa1». Как отмечалось в пресс-релизе, «макроэкономика России хорошо справилась с шоковыми ценами на нефть и с санкциями, введенными к настоящему времени, и были проведены корректировки фискальной политики правительства».

Совет директоров Банка России на заседании 24 апреля 2020 года в целях применения Указания Банка России от 30 мая 2016 года № 4028-У «О порядке расчета собственных средств негосударственных пенсионных фондов» (далее — Указание) принял решение:

1. Установить в целях применения абзаца четвертого пункта 2 Указания следующие значения уровня кредитного рейтинга выпуска облигаций кредитных организаций, приобретенных в состав собственных средств негосударственного пенсионного фонда после 13 июля 2017 года: «ruA-» по национальной рейтинговой шкале для Российской Федерации кредитного рейтингового агентства АО «Эксперт РА» (далее — АО «Эксперт РА») либо «A-(RU)» по национальной рейтинговой шкале для Российской Федерации кредитного рейтингового агентства АКРА (АО) (далее — АКРА (АО).

Установить следующие значения уровня кредитного рейтинга эмитента либо поручителя (гаранта) по таким облигациям:

для российских объектов рейтинга — «ruA-» по национальной рейтинговой шкале для Российской Федерации АО «Эксперт РА» либо «A-(RU)» по национальной рейтинговой шкале для Российской Федерации АКРА (АО);

для иностранных объектов рейтинга — суверенный кредитный рейтинг Российской Федерации в соответствующей валюте по международной рейтинговой шкале хотя бы одного из кредитных рейтинговых агентств Fitch Ratings, S&P Global Ratings, Moody’s Investors Service (далее — иностранные кредитные рейтинговые агентства), сниженный на две ступени.

2. Установить в целях применения абзаца четвертого пункта 2 Указания следующие значения уровня кредитного рейтинга выпуска облигаций с ипотечным покрытием, приобретенных в состав собственных средств негосударственного пенсионного фонда после 13 июля 2017 года и эмитентами которых являются ипотечные агенты: «ruAAA.sf» по национальной рейтинговой шкале АО «Эксперт РА» для Российской Федерации, применяемой для присвоения кредитных рейтингов инструментам структурированного финансирования, либо «AAA(ru.sf)» по национальной рейтинговой шкале сектора структурированного финансирования для Российской Федерации АКРА (АО).

Установить следующие значения уровня кредитного рейтинга эмитента либо поручителя (гаранта) по таким облигациям:

для российских объектов рейтинга — «ruAAA» по национальной рейтинговой шкале для Российской Федерации АО «Эксперт РА» либо «AAA(RU)» по национальной рейтинговой шкале для Российской Федерации АКРА (АО);

для иностранных объектов рейтинга — суверенный кредитный рейтинг Российской Федерации в соответствующей валюте по международной рейтинговой шкале хотя бы одного из иностранных кредитных рейтинговых агентств.

3. Установить в целях применения абзаца четвертого пункта 2 Указания следующие значения уровня кредитного рейтинга выпуска облигаций (за исключением облигаций кредитных организаций и облигаций с ипотечным покрытием, выпущенных ипотечными агентами), приобретенных в состав собственных средств негосударственного пенсионного фонда после 13 июля 2017 года (при отсутствии рейтинга выпуска — уровня кредитного рейтинга эмитента таких облигаций либо поручителя (гаранта) по таким облигациям):

для российских объектов рейтинга — «ruBBB+» по национальной рейтинговой шкале для Российской Федерации АО «Эксперт РА» либо «BBB+(RU)» по национальной рейтинговой шкале для Российской Федерации АКРА (АО);

для иностранных объектов рейтинга — суверенный кредитный рейтинг Российской Федерации в соответствующей валюте по международной рейтинговой шкале хотя бы одного из иностранных кредитных рейтинговых агентств, сниженный на три ступени.

4. Установить в целях применения абзаца четвертого пункта 2 Указания для выпуска облигаций, приобретенных в состав собственных средств негосударственного пенсионного фонда до 13 июля 2017 года включительно (при отсутствии рейтинга выпуска — для эмитента таких облигаций либо поручителя (гаранта) по таким облигациям), уровень кредитного рейтинга, удовлетворяющий соответствующим требованиям пункта 1, 2 или 3 настоящего решения либо соответствующим требованиям к уровням кредитного рейтинга, установленным решением Совета директоров Банка России по состоянию на 13 июля 2017 года.

5. Установить в целях применения абзаца седьмого пункта 2 Указания следующие значения уровня кредитного рейтинга дебитора:

для российских объектов рейтинга — «ruA-» по национальной рейтинговой шкале для Российской Федерации АО «Эксперт РА» либо «A-(RU)» по национальной рейтинговой шкале для Российской Федерации АКРА (АО);

для иностранных объектов рейтинга — суверенный кредитный рейтинг Российской Федерации в соответствующей валюте по международной рейтинговой шкале хотя бы одного из иностранных кредитных рейтинговых агентств, сниженный на две ступени.

6. Установить в целях применения абзаца второго пункта 6 Указания следующие значения уровня кредитного рейтинга кредитных организаций: «ruA-» по национальной рейтинговой шкале для Российской Федерации АО «Эксперт РА» либо «A-(RU)» по национальной рейтинговой шкале для Российской Федерации АКРА (АО).

7. Использовать следующие виды кредитных рейтингов иностранных кредитных рейтинговых агентств:

рейтинги кредитного рейтингового агентства Fitch Ratings — рейтинг дефолта эмитента (Issuer Default Rating), рейтинг финансовых обязательств корпоративных эмитентов (Corporate Finance Obligations), долгосрочный рейтинг сделок структурированного и проектного финансирования, а также в сфере государственных финансов (Long-term rating of structured finance, project finance and public finance obligations);

рейтинги кредитного рейтингового агентства S&P Global Ratings — кредитный рейтинг эмитента (Issuer Credit Rating), долгосрочный кредитный рейтинг долгового обязательства (Long-Term Issue Credit Rating);

рейтинги кредитного рейтингового агентства Moody’s Investors Service — рейтинг эмитента (Issuer Rating), корпоративный рейтинг (Corporate Family Rating), рейтинг эмитента ценных бумаг структурированного финансирования (Structured Finance Issuer Rating), рейтинг долгосрочных долговых обязательств корпоративных эмитентов (Long-Term Corporate Obligation Rating), долгосрочный рейтинг структурированного финансирования (Structured Finance Long-Term Rating), рейтинг банковского депозита (Bank Deposit Rating). Корпоративный рейтинг (Corporate Family Rating) применяется в отношении лица только в случае, когда указанный рейтинг присвоен непосредственно данному лицу.

8. Использовать следующие виды кредитных рейтингов АО «Эксперт РА» и АКРА (АО):

рейтинги АО «Эксперт РА» — кредитные рейтинги долговых инструментов и рейтинги кредитоспособности, присвоенные по национальной рейтинговой шкале для Российской Федерации, кредитные рейтинги, присвоенные по национальной рейтинговой шкале для Российской Федерации, применяемой для присвоения кредитных рейтингов инструментам структурированного финансирования;

рейтинги АКРА (АО) — кредитные рейтинги, присвоенные по национальной рейтинговой шкале для Российской Федерации или по национальной рейтинговой шкале сектора структурированного финансирования для Российской Федерации.

9. Понимать под ступенью рейтинга его градацию, выраженную с помощью цифр и символов («+», «-«, 1, 2, 3).

10. Применять настоящее решение с даты опубликования информации о нем на официальном сайте Банка России в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

При использовании материала ссылка на Пресс-службу Банка России обязательна.

Активы банков последние годы растут темпами чуть выше инфляции, хотя в 2010-14 годах они были двузначные. Если рассматривать банковскую систему как финансовый посредник между сбережениями и инвестциями – последние четыре года ее роль практически не растет.

100 крупнейших банков и банковских групп по размеру активов: количество офисов

100 крупнейших банков и банковских групп по размеру активов: капитал и прибыль

100 крупнейших по величине портфеля корпоративных кредитов

100 крупнейших по величине портфеля кредитов физлицам

100 крупнейших по величине средств юридических лиц

100 крупнейших по величине вкладов физических лиц

Состав банковских групп

Единственный сегмент рынка банковских услуг, показавший по итогам прошлого года заметное ускорение (и нарастивший свой вес в валовом продукте) – это розничное кредитование. После двух лет сжатия в постоянных ценах совокупный портфель потребительских кредитов с начала 2017 года возобновил рост и к началу нынешнего года преодолел кризисную «яму» и вышел на рекордные отметки конца 2014 года.

Несмотря на скромный рост активов, финансовый результат деятельности банковского сектора впечатляет – чистая доналоговая прибыль увеличилась в 1,7 раза, превысив 1,3 трлн рублей. Подросла и рентабельность капитала – до 13,7%, без санируемых даже 18% (за счет Сбера у которого 25%, а так у частных банков те же 13%)

Из чистого финансового результата системы чуть более триллиона заработал один Сбербанк: крупнейший финансовый институт страны формирует менее трети национальных банковских активов, но при этом зарабатывает более половины прибыли прибыльных банков. Обнадеживает сокращение доли убыточных банков: по итогам прошлого года их осталось 100 (из 484 действующих, то есть 21%) против 140 (25%) в 2017 году.

В доходной части наиболее впечатляющий рост (на 17%) показали чистые комиссионные доходы. Чистые процентные доходы – от родовой деятельности банков, как финансовых посредников, а не просто операторов платежей – выросли куда скромнее (на 7%). Выше среднего динамика комиссионных доходов у Почта банка, Альфа-банка и Сбербанка.

Динамика отзывов лицензий снова пошла в гору. Если в 2017 году их лишились 52 банка, то в 2018-м – 58, впрочем самыми громкими банкротствами за всю историю остается троица «павших» позапрошлого года, перешедшая «под крыло» ЦБ — «Открытие», Бин (с 1 января т.г. поглощен «Открытием») и Промсвязьбанк.

Топ-100 – это 134 банка

Традиционно мы составляем наш рейтинг консолидируя дочерние банки с материнской структурой, в том числе санируемые. Нет никакого смысла рассматривать их как отдельные бизнес-единицы — внтуригрупповое перераспределение активов, ресурсов и финансовых результатов стороннему наблюдателю мало интересно, напротив есть смысл оценивать структуру целиком. Критерий включения в группу – владение контрольным пакетом.

За год произошли существенные изменения в первом эшелоне банков. Банк ВТБ пополнил свою группу четырьмя новыми членами. Компанию БМ-банку (ребрендированный остаток Банка Москвы) составили «Возрождение», Саровбизнесбанк и Запсибкомбанк. Банк ВТБ завершил также поглощение свою розничного «родственника» ВТБ24. Зато доля ВТБ в Почта банке стала менее 50% и мы стали его рассматривать как самостоятельный.

Главный санатор банков – Центробанк, банк Траст, принадлежавший банку «ФК Открытие» забрал непосредственно себе, а взамен отдал Бинбанк. Аналогично у Промсвязбанка «отобран» Автовазбанк, а Фондсервисбанк от Новикомбанка перешел корпорации «Роскосмос». В нашем списке появилось три самостоятельные организации.

Мы не стали включать небанковские кредитные организации во все таблицы, у них свой специфический бизнес, мало пересекающищийся с банковским.

Что представляет собой первая сотня?

Ее активы составляют 98% активов всех банков. Десять госбанков концентрируют 64% суммарных активов, четыре санируемых — 7%, семь квазигосбанков (дочки близких к государству людей и компаний, в основном под санкциями) 4%. Всего так или иначе под управлением государства находится 75% банковских активов. 51 частный госбанк с отечественным капиталом занимает 16% активов, из них мы оцениваем как рыночные (активы и обязательства не связаны с владельцами и банк работают на получение прибыли на своем балансе) лишь 20 (причем эта оценка скорее завышена, ведь и регулятор не всегда может их распознать), их активы 8% суммарных. 28 (год назад их было 24) банка с иностранным капиталом занимают 7%. В первой двадцатке всего пять частных банков с отечественным капиталом.

Тренды

Наиболее серьёзные изменения в ландшафт банковской системы вносят кризисы (элементарно сокращая число банков). Прошлые банковские кризисы были скоротечны. Текущий, если за отсчет брать осень 2013 года (первые громкие банкротства) является не единственным фактором формирующим банковскую среду. Перечислим основные тренды, как положительно, так и отрицательно влияющие на банки.

Кризис экономики: отсутствие экономического роста, инвестиций, сокращение реальных доходов населения – сокращение кормовой базы банков, невозможность наращивать активы, что бы размывать плохие долги.

Низкая инфляция: в эпоху гиперинфляции, банки и другие финансовые посредники единственные кто получали выгоду, вспомним 90-е годы. С другой стороны низкая инфляция – предпосылка для ипотеки, рост которой бьет все рекорды. Хотя степень проникновения не велика, по нашей оценке не более 5% населения (в числе домохозяйств это уже в 2.5 раза больше).

Банковский кризис (выделяем отдельно) и его последствия: банкротства банков и подрыв доверия к банкам, санации и огосударствление банковской системы. Родовая травма банковской системы – нерыночность большинства банков (игнорирование рисков при работе со связанными структурами) проявилась более всего в последнюю пятилетку.

IT все что с этим связано, причем не только в банковской сфере. Переход в онлайн многих сервисов (от госуслуг до продажи ж/д билетов и оплаты коммуналки, Aliexpress, Uber и т.д.) породили спрос на банковские карты. Многолетняя привычка к картам привела к росту безналичных платежей (включая между клиентами) и сокращению оборота наличных, потребности в банкоматах. Так в 2013 году пластик использовался на 73% для снятия наличных, то теперь только на 36%, 28% составляют безналичные платежи и 36% переводы. Банковские приложения (как для населения, так и для предприятий) сокращают потребность в офисах, количество которых сокращается не только в силу ухода с рынка игроков. Так за последний год число точек обслуживания сократилось на 3,6 тысячи и только на 900 за счет отзыва лицензий.

Рекордсмен по закрытию офисов группа ФК Открытие, за счет дочки Росгосстрах банка, а так же слияния с Бин банком. Из растущих сетей – Совкомбанк + 26, Восточный экспресс +24, но в относительных цифрах это не более 5%. Россельхозбанк +24, Газпромбанк +10 – в масштабах их сетей и вовсе не заметно.

Максимальное количество офисов было на июль 2013 года, с тех пор их число уменьшилось на 37%.

Следующий шаг в IT – финансовые маркетплейсы.

Укрупнение бизнеса: тенденция во всех отраслях не только в нашей стране – одиночные магазины вытесняются гипермаркетами и сетями. Укрупнение в сфере телекоммуникаций, страхования идет еще более быстрыми темпами. Крупные игроки выигрывают в стандартном, массовом обслуживании. Мелким игрокам – ниши. На этот тренд накладывается повышенное доверие к крупным банкам, не только государственным, практика показала, что размер имеет значение и так называемый «системно значимый» банкрот будет спасен. Динамика всех показателей малых банков последние годы заметно ниже. Например в прошлом году счета физлиц выросли на 18% (срочные вклады лишь на 4.5%), у госбанков на 18%, у частных на 22.7%, но у региональных банков лишь на 9%, чистый комиссионный доход у региональных банков возрос на 3%.

Регулирование отрасли банком России. Последний год был богат на законодательные новации, меняющие банковскую среду в положительную сторону. С 2019 года система страхования вкладов стала распространяться не только на физлица и ИП, а на малый бизнес (субъекты малого и среднего предпринимательства, зарегистрированные в одноименном реестре. Сама система существовала с лета 2004 года и ее появление погасило начавшийся банковский кризис, с 2014 года страхуются счета ИП. Это позволит малым и средним банкам конкурировать за средства малого бизнеса.

Еще одна мера для улучшения конкуренции Система быстрых платежей – призвана прежде всего покончить с монополией Сбербанка. Его доля в активах банковской системы 32%, в частных вкладах 45%, а в комиссиях, получаемых от физических лиц (главным образом это плата за обслуживание пластика) его доля около 50%, причем она росла в последнее время. Став естественным монополистом на одном из самых конкурентных сегментов рынка главный государственный банк сильно искажал конкурентную среду. С появлением возможности осуществлять переводы между любыми банками по номеру телефон участники рынка могут конкурировать уже тарифами и уровнем сервиса.